қазақша · русский · english
   
  Главная / СМИ о нас
25.06.2021

Успевает ли право за техническим прогрессом и как с его помощью обратить цифровизацию в большее благо для людей?

 


 

В Алматы Фонд Нурсултана Назарбаева, Конституционный совет РК, Агентство по противодействию коррупции РК, посольство Французской Республики в Казахстане, Институт Сорбонна-Казахстан КазНПУ им. Абая организовали форум "Право в эру цифровизации.


В онлайн- и офлайн-форматах на базе Института Сорбонна-Казахстан в форуме участвовали эксперты из Казахстана, Франции, России, Великобритании, Кыргызстана и Узбекистана. На повестке дня вопросы конституционного и административного права, законодательства в сфере блокчейна, оборота криптовалют, использования технологий искусственного интеллекта в судебной системе.

 

На открытии модератор, заместитель исполнительного директора Фонда Нурсултана Назарбаева, член Венецианской комиссии Совета Европы от Республики Казахстан, член Академического совета Академии права МФЦА, доктор юридических наук, профессор Игорь РОГОВ задал тон дискуссиям:

 

"Цифровизация сейчас - не просто общемировой тренд, а необходимость для нормального существования. Мы знаем, что автором идеи широкой цифровизации нашей экономики и госуправления является Первый Президент РК. Именно от него многие впервые услышали такие слова, как "блокчейн" и "цифровое пространство". И мы, юристы, вместе с Фондом Нурсултана Назарбаева сразу же вплотную активно занялись этими вопросами.

 

Проводим чемпионаты и конкурсы научно-технических проектов среди студентов и молодежи. На базе фонда в столице и Алматы действуют лаборатории робототехники и новых технологий. Начался процесс не просто их освоения, но и осмысления с юридической точки зрения. Необходимость этого очевидна и для выполнения сформулированной Президентом Касым-Жомартом ТОКАЕВЫМ программы "слышащего государства".

 

Всплеск интереса к цифровым технологиям вольно или невольно был усилен условиями пандемии. Но цифровизация - это не только работа в удаленном режиме и вопросы образования. Это, к примеру, и создание сети уличных видеокамер, благодаря которым сегодня можно опознать любого человека, даже если он будет под маской. Насколько это затрагивает конституционные права гражданина и его право на личную жизнь?

 

Искусственный интеллект и виртуальные валюты


- Создание искусственного интеллекта, который раньше мы представляли себе только на уровне фантастики, сегодня становится реальностью, - продолжает Игорь Рогов. - Мы следим за тем, как в Европейском союзе уже обсуждается вопрос о признании правосубъектности роботов. Более того, когда я прочитал в Интернете, что в одной из юговосточных стран гражданин вступил в зарегистрированный государством брак с "женщиной"-роботом, то у меня было состояние, близкое к шоку. Конечно, этот шок быстро прошел, потому что следующая информация гласила: суд признал этот брак недействительным. Но симптом весьма и весьма интересный.

 

Сегодня, я думаю, говорить, что право должно регулировать взаимоотношения человека и робота, может быть, рановато. Но этот пример показывает, насколько далеко может уйти практика от нормотворчества. Вопрос серьезный, ведь искусственный интеллект чего только может не натворить! Вплоть до развязывания войны. И правовое регулирование не должно быть в позиции догоняющего, ожидающего, пока жареный петух не клюнет. Юристам надо предвосхищать ситуацию.

 

Вот пример с криптовалютами, среди которых самая известная - биткойн. Вначале было полное ее отрицание. В Китае, например, биткойн запрещали, а теперь отношение к нему изменилось. С интересом смотрит на криптовалюты американский финансовый регулятор. И первая, пока единственная страна, которая официально приравняла биткойн к своей национальной валюте - это Сальвадор. Казалось бы, где этот Сальвадор или, скажем, Гондурас, который всех беспокоит? Тем не менее процесс пошел.

 

Во Франции уже принят закон, согласно которому их национальный банк обязали заниматься регулированием криптовалют. Не отстаем ли мы? В нашем Международном финансовом центре "Астана" (МФЦА) тоже задумались: а не создать ли и нам свое "цифровое тенге" или нечто подобное? То есть проблема уже на пороге, а наши двери пока еще закрыты. И юристам вместе с финансистами стоит об этом подумать.

 

Я, робот


- Евросоюз сейчас обсуждает вопрос о признании прав робота, если не как личности, то как стороны конфликта. Вспомните сборник рассказов великого американца Айзека Азимова "Я, робот". До этого в большинстве историй о роботах они бунтовали или убивали своих создателей. У Азимова же роботы - уже не злодеи, замышляющие уничтожить человечество, а помощники людей. И он сформулировал 3 закона робототехники. Я был поражен, когда у нас в фонде, в городе Нур-Султане мы проводили конкурс по робототехнике среди 10-15-летних мальчишек, я задал детям вопрос, а могут ли они назвать 3 закона робототехники Айзека Азимова. И представляете - назвали! Первый: робот не должен вредить человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред. Второй: робот должен выполнять приказы человека, кроме приказов, противоречащих Первому закону. Третий: робот должен заботиться о своей безопасности, если это не противоречит Первому и Второму законам. И это фантаст Азимов написал более 70 лет назад! Уже тогда он сформулировал правовые основы развития робототехники.


А один из французов на форуме рассказал, что у них существуют программы, куда вводятся данные, и с их помощью при любом управленческом решении, проведении любого тендера можно определить, был ли задействован коррупционный фактор или нет. Конечно, это еще не основание для привлечения к уголовной ответственности, но уже серьезная помощь в поиске виновных в коррупционной сделке лиц.

 

Какие профессии скоро умрут


- Сейчас вот предрекают, что благодаря введению блокчейна отомрут некоторые юридические специальности, - продолжает рассказ Игорь Рогов. - Скажем, такие как нотариус, юрисконсульт, юрист-претензионист. А что такое блокчейн? Это распределенная база данных с информацией обо всех транзакциях, проведенных участниками системы, которая хранится в Big Data в виде цепочки блоков. И нет никакой централизованной организации, которая бы проверяла этот процесс. То есть технология позволяет людям, которые не знают друг друга, доверенно и совместно использовать запись событий, которые невозможно скрытно подделать внутри этой системы. Это значит, если информация прошла через блокчейн, подлинность документов гарантируется на 100 процентов и не надо никаких подтверждений и печатей. Вместе с тем руководитель французской нотариальной службы на форуме рассказал, что французские нотариусы в своей работе с успехом используют блокчейн и вовсе не собираются отмирать как класс.

 

А вот Герман Греф, по сообщениям прессы, в своей системе Сбербанка сократил юристов-претензионистов. Там ведь главное - вовремя, до суда, написать претензию в досудебных хозяйственных спорах. Так вот у него это делает искусственный интеллект. В программу загоняется информация, законы, и она по шаблону выдает претензии. Тут же заговорили, а нельзя ли отдать искусственному интеллекту функции судей? Казалось бы, почему нет? Ведь часто встает вопрос: основано ли мнение судьи на законе или на других мотивах, которые бывают иногда коррупционные, иногда личные. Допустим, не нравится судье лицо какого-то гражданина. Хотя, конечно, здесь еще есть вопросы. Ведь существует такое понятие, как справедливость. И вряд ли оно может быть роботизировано. Поэтому, думаю, в ближайшие 100 лет судьи могут спать спокойно. Но, так или иначе, в основе всех прав должен стоять Основной закон - Конституция. А информационные технологии обязаны обеспечивать конституционные права человека.

 

Автор: Нэля Садыкова
25.06.2021 г.

Источник: caravan.kz



10

Вернуться назад